promedol.com

Generation Lost

Эволюция ценностей на просторах нашего Отечества протекает стремительно. Подумать только, каких-нибудь двадцать пять лет назад мы все наблюдали крах развитого социализма, развал страны и разгул "рыночных реформ". Статусные предметы девяностых - подержанный мерседес, мобильный телефон и кожаная куртка - сегодня стали характерными атрибутами таджикских гастарбайтеров.

За каких-то двадцать пять лет страна совершила гигантский скачок и практически настигает по уровню благосостояния и прочим показателям вчерашние "развитые страны".

Фармбизнес в России развивался столь же быстро.

Первые медицинские представители (медрепы) появились в России где-то в начале девяностых - одновременно с "Мерседесами" и кожанками (которые вскоре сменились красными пиджаками). Первые сотрудники западных фармацевтических компаний - сплошь ходячие легенды (как и сами компании). Взять того же Сергея Паукова. На фоне жалкого сброда, в который превратила врачей катастрофа СССР - первые медрепы были людьми, без всяких сомнений, выдающимися. Винить этих людей в том пути, котрый они выбрали, сложно. Выбор этот был, в большинстве своём, не очень осознанный - медики метались в попытках выжить и не сдохнуть от голода. С другой стороны, фармкомпании в эти годы не очень представляли себе перспективы российского рынка, и делали только пробные заходы. Найм персонала был не настолько массовым, как несколькими годами позже.

Это была первая волна медрепов. Сейчас они, в большинстве своём, все уже на пенсии.


Вторая волна - это медрепы, нанятые где-то с конца девяносто восьмого. Этих людей фармкомпании брали, уже чётко осознавая стоящие перед ними задачи - доля рынка и объем продаж. Многие из сотрудников второй волны поступили в медицинские и закончили их уже после распада СССР. Многие ставили перед собой такую цель - работа в иностранной фармацевтической компании - уже на старших курсах институтов, или в интернатуре. Прекрасно понимая, что такая работа - это высокая зарплата, служебный автомобиль, ежегодные командировки за границу. А работа врачом - это пятьдесят долларов по тогдашнему курсу на старте, и сомнительные перспективы, но и те не раньше, чем через десять лет тяжёлого труда.

Конкурс в медицинские представители составлял 10-12 человек на место - больше, чем конкурс на поступление в медицинский институт. При таком избытке желающих фармкомпании имели возможность взять на работу действительно лучших людей - практикующих врачей, кандидатов наук, да и просто людей с высокими коммуникативными способностями.

Где-то до 2007 года продолжалась вся эта вакханалия. Фармкомпании продолжали сманивать лучшие кадры. При этом, деятельность представителей никак не регулировалась - прикормленные врачи поощрялись деньгами, заграничными поездками, а то и просто чайниками и сковородками. К этому празднику продаж подключалось всё больше и больше фармацевтических компаний - не только оригинальных, но и дженериковых, в том числе и совершенно "левых", индийских или даже отечественных.

Два характерных признака медпредставителей второй волны - снобизм и зашкаливающее самомнение. Основания для такого поведения - высокий уровень дохода, плюс простота работы и многочисленные возможности для мелких хищений и тунеядства. Деньги, получаемые от компании на представительские расходы, беззастенчиво списывались при помощи "левых" чеков. Особенности работы медрепа того времени - очень ограниченные (со стороны компании) возможности контроля сотрудников, непродуманные показатели качества работы (заниженные планы продаж и т.п.). Вместе с тем, сотрудник, имеющий опыт работы медицинским представителем, с лёгкостью мог найти работу в другой компании. Ситуация складывалась парадоксальная - с одной стороны, высокий конкурс при наличии большого количества претендентов. С другой стороны - человек с опытом и связями всегда был предпочитаемым кандидатом, в сравнении с "новичками" без стажа работы медпредставителем. Всё это провоцировало людей откровенно бездельничать и пользоваться корпоративными благами.

Как говорила одна из представительниц известной компании в 2007 году - "не нужно мешать продажам". Действительно, препарат и так продаётся хорошо - зачем мельтешить и лезть к врачам с какими-то там визитами?

Ситуация усугублялась тем, что где-то к концу 2007 года фармкомпании настолько раздули штаты, что стали испытывать кадровый голод, и требования к кандидатам значительно снизились. При этом, в условиях общей бесконтрольности со стороны Государства, деятельность представителей продолжала оставаться для фармкомпаний сверхприбыльной. Брать в медрепы стали практически всех подряд. В отдельных медицинских учреждениях ситуация доходила до абсурда - в очереди на приём к врачу сидело больше медрепов, чем пациентов.

Первым ударом стал кризис 2008 года. Пошли сокращения, секвестры маркетинговых бюджетов. Вторым ударом стал принятый Закон об охране здоровья граждан, в котором деятельность медицинских представителей достаточно жестко ограничивалась.

После этого людей, считавших, что они ухватили Бога за бороду, стало выбрасывать на обочину жизни.

Для многих это стало тяжёлым ударом.

Очень малое количество медрепов второй волны с самого начала понимало, что сложившаяся ситуация - не навсегда, и надо извлекать из неё максимум возможностей для обеспечения своего будущего. Эти люди старались использовать временное финансовое благополучие для покупки как можно большего количества объектов недвижимости, открытия собственного бизнеса и тому подобных целей. В массе же своей медрепы деньги просто профукивали - тратили на заграничные поездки, наряды, автомобили (и это при наличии бесплатных служебных машин!!!). Деньги спускались ими на занятия конным спортом и прочую мишуру - люди думали, что подобная ситуация продлится вечно.

Сейчас подавляющее большинство из этих медрепов осталось ни с чем. Уровень зарплаты значительно снизился, какие либо перспективы трудоустройства отсутствуют. Те, кто смогли сохранить работу, поставлены в жёсткие условия. Одна из моих знакомых, Елена М., была вынуждена переехать из Орска в Самару, чтобы сохранить должность - при этом квартиру она взяла в ипотеку вдвое дороже, чем могла бы взять в Орске. Другая подрабатывает тем, что таксует на личном автомомбиле. Таких примеров у меня десятки.

На пятки им наступают медрепы третьей волны. Сейчас в медрепы идут люди совершенно другого уровня. Желающих работать на сегодняшних условиях, причём, в атмосфере тотального контроля ("маячки" в машинах и т.п.) - достаточно много, чтобы составить конкуренцию "старичкам". При этом, интеллектуальный уровень молодёжи оставляет желать лучшего. Нормальные люди предпочитают быть врачами.

Маятник качнулся в другую сторону. Профессия медрепа окончательно потеряла свой престиж.

Тысячи людей с медицинским образованием спустили свою жизнь в унитаз, на благо фармсейлз. И это они сделали совершенно бессмысленно, практически ничего не приобретя. Их ровесники, оставшиеся в медицине, в большинстве своём живут гораздо лучше, при этом не ощущают, что потратили свои лучшие годы впустую.

И это, воистину, и есть потерянное поколение.