promedol.com

Кризис психофармакологии

На портале nature.com была опубликована статья под названием Psychopharmacology in crisis. Статья показалась мне интересной, поэтому, я решил перевести её на русский язык, и добавил свои комментарии по этой теме.

Психически больных людей ждёт нерадужное будущее. По последним данным, фармацевтические компании отказываются от исследований в этой области, поскольку, наряду с финансирующими организацями они испытывают проблемы с рентабельностью.

Европейский Институт Нейропсихофармакологии подготовил доклад, который предупреждает: "исследование новых методов лечения психических расстройств под угрозой". "Отказ от исследований - это крушение надежд для пациентов и их близких".

Фармацевтический бизнес в последнее время претерпевает серьёзную реструктуризацию. Часть крупных игроков вообще ушли из нейрофизиологии, другие, как АстраЗенека и ГСК, сократили финансирование и закрыли целые исследовательские проекты.

Хотя многие прооблемы, с которыми столкнулась психофармакология, являются общими для фармацевтической индустрии, некоторые строго специфичны для данной отрасли.

Дэвид Натт и Гай Гудвин, авторы отчёта ECNP, отмечают, что исследование психических расстройств требует гораздо больше усилий, чем изучение более "понятных" заболеваний, вроде рака, а шансы потерпеть неудачу при разработке потенциальных препаратов гораздо выше. Причём, провалы обычно случаются на поздних стадиях разработки, что делает эти проекты гораздо более рискованными и затратными.


Грядущий кризис.

Натт, нейропсихофармаколог Лондонского Королевского Колледжа, 13 июня на пресс-конференции в Лондоне сказал журналистам: "настали чёрные дни для науки о мозге".

Оба автора отметили также, что, вдобавок к урезанию финансирования, к таким заболеваниям, как депрессия, до сих пор сохраняется предвзятое отношение. Это ведёт к несправедливому распределению пожертвований. Практически никаких средств от благотворительных организаций не получают исследовательские группы, занимающиеся психическими расстройствами, по сравнению с огромными денежными потоками, направляемыми на исследование, скажем, рака - отмечает Гудвин, заведующий кафедрой психиатрии Оксфордского университета.

Гудвин говорит, что уже сейчас они столкнулись с недостатком молодых кадров, желающих продолжать исследования депрессии и деменции - по причине значительного недофинансирования.

Этим предупреждениям вторит также редакционная статья, опубликованная в Британском Журнале Клинической Фармакологии на прошлой неделе. "Исчезновение клинической фармакологии", называется эта статья, за авторством Йупа Ван Гервена и Адама Коэна. В ней говорится, что за последний год BJCP опубликовал только пять работ, посвящённых данной области, и ни одна из них не содержала данные о новых препаратах.

В 2011 году на собрании Американского Общества Клинической Фармакологии и Терапии, только 13 рефератов имели отношение к психофармакологии. С новыми препаратами не связана ни одна из них. Похожая картина была и в 2010 году на Международной Коллегии Нейро-психофармакологов, где только 8 из 870 докладов были посвещены психофармакологии вообще, и только 4 из них - препаратам с новыми или относительно новыми механизмами действия.

Предлагаемый выход.

Коэн отмечает, что большинство проблем связано с неспособностью подвести под исследования научную базу. Депрессия - это сложное заболевание, однако, чтобы оценить эффективность препаратов, исследователи обращаются к примитивным методам вроде опросников.

"Люди не уделяют достаточного внимания вопросам - как измерить степень депрессии? как измерить глубину психоза?", говорит он. "При разработке новых препаратов мы пользуемся примитивными шкалами".

Разработка новых методов оценки функций мозга и психических заболеваний снизит существующие риски, возникающие при разработке новых препаратов, пишут Ван Гервен и Коэн в своей статье.

Натт и Гудвин предлагают несколько выходов. Срок патентов на препараты, разработка которых отнимает столько времени - например, психиатрические - должен быть увеличен, чтобы стимулировать фармкомпании активнее работать в этой области. Исследователи должны попытаться пролоббировать решение о финансировании разработок из средств Евросоюза.

Наука также долна активнее сотрудничать с фармацевтической промышленностью, чтобы сконцентрировать необходимые для разработки препаратов ресурсы. ECNP продавливает также концепцию "медицинского банка идей". Туда фармкомпании смогут предоставлять свои наработки по проектам, которые по какой-то причине были ими заброшены.

Если существующая исследовательская база будет утрачена, предупреждает Натт, на то, чтобы восстановить её, могут уйти десятилетия.

Комментарии к статье от promedol.com.

Правы ли авторы этого отчёта в оценке ситуации? Улучшат ли ситуацию предложенные меры?

Если отбросить подозрения в ангажированности уважаемых авторов этих исследований фармацеврическими компаниями, то я отвечу: не знаю.

Психофармакология - это одно из величайших достижений мировой медицины. После появления антипсихотиков (тогда их, правда, называли нейролептиками, да и сейчас многие по привычке называют) стало впервые в истории человечества возможным эффективно лечить душевные расстройства.

По сравнению с теми средствами, что были в арсенале психиатров ещё в сороковых-пятидесятых годах XX века (а выбирать приходилось, в основном, между лоботомией и электросудорожной терапией), психофармакология и вправду походила на чудо. Даже с учётом всех побочных эффектов первого в истории антипсихотика - аминазина - прорыв был невообразим.

Со временем совершенствовались препараты. Тот же аминазин (который хлорпромазин, но всем плевать) и рисполепт (который рисперидон, но всем ещё более плевать) различаются, как небо и земля. Открытие СИОЗС и их антидепрессивной активности привело к появлению десятков эффективных лекарственных средств для лечения депрессии. Одних антидепрессантов я, отнюдь не практикующий психиатр, насчитаю с хода полтора десятка. Лечи - не хочу.

Но бурное развитие фармакотерапии, наряду со всеми плюсами, сыграло с психиатрией, особенно западной, злую шутку. К психическим заболеваниям стали применять те же формализованные подходы, что и к другим недугам. Психиатр превратился из виртуоза-мозгоправа в обычного симптоматически-синдроматического терапевта уровня Recipe, Da, Signa.

- Здравствуйте, доктор, меня мучает тревога, бессонница, меня ничего в жизни не радует...

- Я понял, мисс, не продолжайте. Вот рецепт на 20 таблеток Прозака. До свидания, увидимся через 20 дней. Следующий!

И вот теперь пихофармакология закономерно оказалась в той же ситуации, что и многие направления медицины. Разработка лекарств, в основном, сводится к придумыванию новых названий старым средствам с небольшими изменениями в действующей формуле, достаточными для получения нового патента. Потом начинается маркетинг препарата старыми, проверенными способами. Первейшим из этих способов, как мы знаем, является промывание мозгов врачам при помощи собственного филдфорса.

Работа поставлена качественно. Я как-то попытался поговорить на эту тему с одним знакомым психиатром. Она с восторженным видом рассказала мне про Рисполепт, "вот раньше мы их в аминазиновой трясучке к кроватям привязывали, а теперь - вообще лечим амбулаторно". Я мимоходом спросил - а почему именно Рисполепт, вроде бы давно уже не новый препарат, и рисперидонов всяких на рынке завались? Тут же получил ответ, что от других пациенты общаться с инопланетянами не перестают, поголовно чешутся и периодически впадают в кому. А Янссен Силаг - тот единственный делает качественные лекарства. А уж девочка-медпредставитель оттуда, такая умница, быстро решает все проблемы - и с просрочкой поможет, и с проведением конференции...

Уже потом я, втёршись в доверие, узнал от этой самой умницы-девочки, КАКИЕ деньги платит компания Янссен нужным людям, чтобы закупались исключительно их антипсихотики. По сравнению с масштабами этой коррупции, для янссеновского медрепа оболгать в кабинете психиатра дженерики конкурентов - это такая мелочь, что и говорить-то, в общем, не о чем.

Какая будет реакция той же глубоко несчастной, вынужденной свернуть исследования АстраЗенеки, на идею о продлении срока патентной защиты? Да они тут же взвоют от восторга и спляшут джиггу без трусов. А потом возьмут готовую формулу, немного подрихтуют, и запатентуют очередной психиатрический Нексиум. Дальше - подгонят медрепов, щедро вальнут бабла в маркетинговый бюджет и начнут получать профит.

Не спорю, это посложнее, чем продвигать те же антибиотики. Все знают, что такое резистентность, и компании проще простого объяснить доктору, почему их новый антибактериальный препарат превосходит старые: к новому микробы еще не успели привыкнуть. А вот убедить врачей, чем же новый антидепрессант лучше старых, проверенных временем, будет не так легко. Но задача не из непосильных - вопрос в размерах промоционных бюджетов, и только.

Тот ли это результат, которого желают вышеупомянутые Гудман и Наттом?

Ведь они надеются, выдав фармацевтическим компаниям карт-бланш, получить такой же качественный рывок, каким было открытие токсичного, обладающего сотней побочных эффектов аминазина по сравнению с ковырянием спицей в мозге через глазницу.

Но возможно ли это в принципе?

Я не знаю.

Может быть, психиатрия, упершись в психофармакологию, уже давно оказалась в тупике, и бесполезно пытаться двигаться по этому пути дальше? Зачем тратить гигантские ресурсы на изобретение очередного, сто первого по счёту, селективного ингибитора обратного захвата серотонина? Может быть, стоит посмотреть вообще в другую сторону? Что там из последних новостей от британских учёных - чтение мыслей с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии? Стирание памяти у крыс? Нейроимплантанты?

Почему бы и нет?

Я не могу предвидеть, по какому пути пойдёт мировая медицина (хотя и могу предсказать точно, что ждёт в ближайшем будущем медицину российскую). Но я знаю точно - когда-нибудь психиатры будут вспоминать психофармакологию с той же снисходительностью, с какой сейчас мы вспоминаем метод лечения шизофрении, разработанный в 1935 году Эгашем Монишем - префронтальную лоботомию.

 


Комментарии (6)

Комментарий №1005965


jastforlulz

 За те 50 лет когда психофармакология активно развивалась создано немало йадов для того что-бы пережить "черные дни". Авось психиатры продержатся до очередного прорыва на научном фронте. Есть еще резервы.

Например, не до конца исчерпаны возможности физиотерапии. И куда только смотрит психиатрическая общественность - душ Шарко отдан на поругание косметологам в салоны красоты.

А наука в лице британских и не только ученых уже спешит на помощь.

Создан спецальный журнал .

Translational Psychiatry призван помочь преодолеть пропасть между фундаментальной наукой и страдающими от кризиса психофармакологии психиатрами.

Кстати, статьи публикуются в открытом доступе. Вот одна из них. 

Авторы пришли к выводу что мышей, впавших в алкогольный запой по причине депрессии вполне может вылечить рыбий жир. Точнее омега-3 жирные кислоты в нем содержащиеся.

Теперь осталось убедить страдающих депрессией алкашей лечиться рыбьим жиром. Ну или депрессивным маньякам поголовно его назначать.

Кажется, "bipolar disorder" - это отечественный МДП ?

По наводке отсюда, на русском языке.



Комментарий №1005966


Шухенмайер

Какая будет реакция той же глубоко несчастной, вынужденной свернуть исследования АстраЗенеки, на идею о продлении срока патентной защиты? Да они тут же взвоют от восторга и спляшут джиггу без трусов. А потом возьмут готовую формулу, немного подрихтуют, и запатентуют очередной психиатрический Нексиум. Дальше - подгонят медрепов, щедро вальнут бабла в маркетинговый бюджет и начнут получать профит.

Промедол, ты чё не в курсе про Сероквель Пролонг что ле?

Или валенком прикидываешься?



Комментарий №1005967


promedol

К ажется, "bipolar disorder" - это отечественный МДП ?

Про биполярные расстройства, которыми тепер называют МДП, заканчиваю перевод очередной охуенной статьи. Щас малость работу раскидаю и выложу буквально на днях.



Комментарий №1005968


promedol

Промедол, ты чё не в курсе про Сероквель Пролонг что ле?

Или валенком прикидываешься?

А чо там с ним не так? Я ж не психиатр, и даже не лечусь. Ретард vs регуляр, обычное дело. А что же рисполепт конста и рисполепт? Те же яйца сбоку. Ну и поудобнее 1 раз в день заместо двух, спорить сложно.



Комментарий №1005973


Шухенмайер

А чо там с ним не так? .

Да с ним всё так. Просто это и есть, как ты пишешь, подрихтованный сероквель. Т.е. Описанное тобой будущее уже в настоящем..



Комментарий №1005974


promedol

Да с ним всё так. Просто это и есть, как ты пишешь, подрихтованный сероквель. Т.е. Описанное тобой будущее уже в настоящем..

Ну, впервые это финт они придумали с Нексиумом. А психиатрия ничем в этом плане от гастроэнтерологии не отличается.