promedol.com

Детские биполярные расстройства: жертвы индустрии безумия

Вашему вниманию предлагается перевод статьи под названием "Bipolar kids: Victims of the 'madness industry'?". Оригинал был напечатан в журнале New Scientist Health.

В США есть детская книжка с картинками, под названием "Брэндон и Биполярный Мишка". Брэндон и его мишка то впадают в немотивированную ярость, то становятся грустными и чувствительными. Добрый доктор сообщает героям, что они больны, и назначает лекарство, от которого им становится намного лучше.

В реальной жизни подобному Брэндону будет поставлен ошибочный диагноз биполярного расстройства.

Это заболевание, более известное как маниакально-депрессивный психоз, в последнее время всё чаще ставится американским детям, демонстрирующим резкие перепады настроения. Подавляющее большинство из них получает соответствующее лечение.

Проблема в том, что такого заболевания, как "детское биполярное расстройство", попросту нет. "Биполярные растройства развиваются в старшем подростковом возрасте", утверждает Ян Гудьер,  профессор кафедры психиатрии Кэмбриджского университета, который занимается проблемами детской и подростковой депрессии. "Очень, очень сомневаюсь, что вы найдете ребёнка младше семи, страдающего МДП".

Но как же эта дикая врачебная ошибка оказалась столь широко распространена? С чего всё началось? Это - некоторые из вопросов, которые я попытался осветить в моей новой книге "Тест для психопатов", рассказывающей о тёмной стороне современной "индустрии безумия".


Оговорка по Фрейду.

Искать ответ на вопрос номер два не пришлось слишком долго. Виной всему один человек: Роберт Спитцер.

Со Спитцером я встретился в его большом, просторном доме в Принстоне, Нью-Джерси. Сейчас ему 80. Он вспоминал детские поездки в туристический лагер на север Нью-Йорка. "Я сидел в палатке, смотрел по сторонам, и писал заметки об окружающих туристках", сказал он. "В основном об их прелестях", улыбнулся Спитцер. "Я всегда любил классифицировать людей".

В этих поездках Спитцер отдыхал от общества своей психически нездоровой матери. В сороковых годах прошлого века всё, что могла предложить ей психиатрия - это психоанализ, исследование бессознательного по методу Фрейда. "Мать ходила от одного психоаналитика к другому", сказал Спитцер. Он видел их бесплодные попытки. Они так и не смогли ей помочь.

Спитцер выучился на психиатра в Колумбийском униерситете в Нью-Йорке. Его неприязнь к психоанализу оставалась столь же сильной. И в 1973 году Спитцеру предоставилась возможность поквитаться. Ему поручили работу по выпуску новой версиии малоизвестной тогда брошюрки под названием DSM (Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам).

DSM представлял собой всего лишь список официально признанных психических заболеваний и их симптомов. В то время эта тоненькая книжечка в полной мере отражала фрейдистские подходы к психиатрии. Количество её читателей немногим превышало количество входивших в эту брошюрку страниц.

Чего никто не мог ожидать от Спитцера, так это существования у него коварного плана: выкинуть из психиатрии любой человеческий субъективизм. И свою работу над DSM он начал с того, что вышвырнул из книги любое упоминание о ненавидимом им психоанализе и бессознательном - ведь маме в своё время это не помогло. Взамен он добавил перечни симптомов и тесты-опросники. Любой психиатр, взяв в руки это руководство, проверял по этим перечням и тестам наличие или отсутствие у пациента соответствующих симптомов, и тут же ставил диагноз.

Шесть лет подряд Спитцер возглавлял собрания редколлегии в Колумбии. На них царил полный бардак. Психиатры выкрикивали названия потенциально новых заболеваний и перечни их симптомов. В этом гвалте обычно побеждал тот, кто кричал громче. Если Спитцер соглашался с существованием на свете подобного диагноза (а он, надо сказать, почти всегда соглашался), он его тут же настукивал на своей старой печатной машинке. И тем самым увековечивал его.

Вот каким образом практически любое психическое расстройство из тех, о которых  вы когда либо слышали, появилось на свет. "Посттравматическое стрессовой расстройство, вспоминает Спитцер, синдром дефицита внимания, аутизм, нервная анорексия, булимия, панические расстройства". И для каждого - перечень симптомов. Биполярные расстройства также были одной из "новинок". Предыдущее издание DSM содержало 134 страницы, DSM-III под редакцией Спитцера увеличился до 494 страниц.

"А были ли какие-нибудь расстройства, существование которых вы отвергли", спросил я Спитцера. "Да", сказал тот, "Синдром атипичного ребенка". Проблема была в том, чтобы его описать. "Какие будут симптомы?", спросил Спитцер у предложившего этот диагноз психиатра. "Сложно сказать, ответил тот, потому что эти дети... черезчур атипичны!".

Спитцер помолчал. "А ещё мы хотели включить мазохистское расстройство личности". Этот диагноз подразумевалось ставить женщинам, которых бьют мужья, но женщины всё равно не уходят от них. "Но мы побоялись реакции феминистских организаций, которые заявили бы, что мы наклеиваем на женщин ярлык жертвы. Поэтому мы решили поменять название на защитное расстройство личности и поместили его в приложение".

DSM-III произвёл фурор. Было продано более миллиона экземпляров - это намного больше, чем существовало в то время практикующих психиатров. Миллионы людей, далёких от психиатрии, стали изучать эти перечни и ставить диагнозы себе и друг другу. Для многих книга стала откровением. Ведь они всегда чувствовали, что с ними "что-то не в порядке" - и вот вышла книга, в которой их недугу наконец-то было дано название. Воистину, это стало революцией в психиатрии.

Для фармацевтических компаний выход этой книги стал равносилен началу золотой лихорадки. Было придумано 83 новых заболевания, и от каждого из них надо было разработать препарат! "Фармацевты были в восторге от DSM", сказал Спитцер, и добавил: "Я был счастлив слышать родителей, которые говорили: наша жизнь была невыносимой, но теперь мы даём ему таблетки, и это как день и ночь!"

Последователь Спитцера, психиатр по имени Аллен Фрэнсис, продолжил славную традицию изобретения новых недугов и их симптомов. Его DSM-IV вышел уже на 886 страницах, и содержал информацию о 32 дополнительных психических расстройствах.

Тепер Френсис осознает, какую ужасную ошибку они совершили. "Всё чаще и чаще психиатры стали ошибочно лечить нормальных людей", сказал он в телефонном разговоре.

"Почему?", спросил я. "Под давлением общества", ответил Френсис. "Мы стали менее терпимыми к тем, кто отличается от нас. Может быть, многие люди, которым поставлен диагноз, обретают определенность и надежду на то, что найден корень их проблем. Раньше меня это смешило, а теперь я всё чаше общаюсь с подобными страдальцами по интернету".

Часть проблемы - это фармацевтическая индустрия. "Очень просто запустить фальшивую эпидемию несуществующих психических расстройств", сказал Френсис. "Фармацевтические компании играют в этом огромную роль".

Одной из ошибок Френсис признает наличие детских биполярных расстройств. "Черезчур темпераментные дети теперь считаются страдающими от биполярного расстройства", сказал он. "Это снимает с родителей чувство вины за то, что подобное состояние у детей возникает, в основном, из-за родительских ошибок в воспитании".

"Но, может быть, это и к лучшему?"

Нет, сказал Френсис. Главную озабоченность вызывает у него тот факт, что дети, которым поставили диагноз биполярного расстройства по причине изменчивости настроения, начинают получать антипсихотическое лечение. Это лечение даёт положительный эффект в плане "утихомиривания" детей, даже в случае ошибочного диагноза. Но побочные эффекты могут быть ужасными.

На острие ножа.

Фармацевтические компании не единственные виновны в сложившейся ситуации. Общества по защите прав пациенттов тоже играют значимую роль. Автор пресловутой книги "Брэндон и Биполярный Мишка", Трейси Англада, глава общества по защите детей с биполярными расстройствами, под названием BP Children. Она связалась со мной по электронной почте и пожелала удачи в моих начинаниях, но от интервью отказалась. Если всё же я пошлю ей экземпляр своей новой книги, то она будет счастлива её прочесть.

Подруга Англады, Брайана Хеберт тоже написала детскую книжку: "My Bipolar, Roller Coaster, Feelings Book". (ХЗ как это перевести). Первое что она сделала, когда я встретился с ней в её доме в Бэрринктоне, это крикнула через всю кухню: Мэтт, ты уже принимал таблетки? Таблетки лежали на кухонном столе. Её 14-летний сын Мэтт схватил их и убежал.

Семейное прозвище маленького Мэтта было "Мистер Маниакально-Депрессивный". "Его настроение менялось слишком часто. Сначала он довольный сидел в своем высоком стульчики, а через две секунды он расшвыривал вещи по всей комнате. В три года он мог без колебаний ударить. Он обожал вампиров. Вырезал из бумаги клыки, вставил себе в рот и отправился пугать посторонних. Он был с большими странностями".

"Вас это нервировало?", спросил я. "Да", ответила Херерт. "Однажды он захотел сладостей перед обедом, я отказала ему. Так он схатил нож и стал мне угрожать".

И сколько же ему было лет?

"Четыре года. Это был не единственный случай, когда он сделал что-то настолько из ряда вон выходящее. Однажды он ударил свою сестру Джессику по голове и пиннул ее прямо по зубам".

"Это она меня ударила по голове", крикнул внезапно Мэтт из комнаты напротив.

После инцидента с ножом, сказала Хеберт, они отправили Мэтта на обследование. В то время педиатрическое отделение их местной психушки возглавлял Джозеф Бидерман, известный поклонник теории детских биполярных расстройств. Судя по статье 2008 года в "Хрониках Сан Франциско", влияние Бидермана было настолько велико, что стоило ему лишь упомянуть о препарате во время презентации, как десятки тысяч детей тут же начинали его принимать. Бидерману принадлежат слова: "Биполярное расстройство у ребёнка может начаться с того момента, как он впервые откроет свои глаза".

"Итак, когда они осматривали Мэтта, он то прятался под стол, то залезал на стол.", сказала Хеберт. "Мы прошли по всему списку симптомов, и один из коллег доктора Бидермана сказал: мы уверены что Мэтт, согласно DSM, страдает от биполярного расстройста".

С тех пор прошло десять лет, и Мэтт лечится до сих пор. Равно как и его сестра Джессика, которая тоже была признана сотрудниками Бидермана как страдающая от биполярного расстройства. "Мы перепробовали миллион препаратов", сказала Геберт. "Они вызывали ожирение. Тики. Раздражительность. Сонливость. Какие-то из них отлично действовали годами, а потом вдруг переставали".

Хеберт убеждена, что её дети больны биполярным расстройством, и разве может незнакомец, пришедший на чашечку чая, убедить её в обратном? Убедить её в том, что её дети на самом деле абсолютно нормальны. Всё, что я получил бы в ответ - агрессию и недоверие. Уважаемый детский психиатр Дэвид Шаффер сказал мне, когда я встретился с ним в Нью-Йорке тем же вечером позже: "Эти дети - трудные, плохо поддающиеся воспитанию поганцы, которые отнимут у вас лучшие годы вашей жизни. Но это не повод ставить им диагноз биполярного расстройства".

"Так что же с ними не в порядке?"

"Синдром рассеянного внимания?". Часто, глядя на такого ребёнка, вы можете подумать: Мой Бог, это выглядит, как мания у взрослого. Но это же не мания. И взрослые с МДП в детстве никогда не страдали синдромом рассеянного внимания. Но этим детям ставят диагноз биполярного расстройства.

"Представьте себя на их месте. Это клеймо, которое останется на вас до конца вашей жизни. Вам постоянно говорят, что вы можете в любой момент стать неуправляемым, впасть в тяжёлую депрессию и покончить с собой".

Споры вокруг правомерности данного диагноза не прекращаются. В 2008 году Нью Йорк Таймс опубликовала выдержки из внутрибольничных документов, в которых Бидерман обещал "следовать коммерческим целям компании Джонсон и Джонсон", компании, которая спонсировала его клинику и продавала антипсихотик Риспердал. Бидерман отверг все обвинения в возможном конфликте интересов.

Френсис обратился к Американской Ассоциации Психиатров и предложил выкинуть из DSM любое упоминание о детском биполярном расстройстве.

Эта статья ни в коей мере не должна расцениваться как отрицание психиатрии. Существует огромное количество психически больных людей, у которых действительно симптомы заболевания говорят о его наличии. Если в психиатрии есть некоторые спорные моменты, это абсолютно не означает, что такое понятие, как "психическое заболевание", вообще отсутствует. Психические заболевания существуют. Но детских биполярных расстройств на свете нет. Это - пример чудовищной ошибки.

13 декабря 2006 года, в Бостоне, четырёхлетняя Ребекка Райли простудилась и не могла уснуть. Её мать, Кэролайн Райли, дала ей лекарство от простуды, вместе с её психопрепаратом, и сказала идти спать. На следующее утро Ребекка была мертва.

Вскрытие показало, что Ребекка скончалась от передозировки антипсихотика, который был выписан ей от "биполярного расстройства". Родители взяли за правило пичкать девочку таблетками, когда она слишком их доставала. Родители были осуждены за убийство.

Ребекке был поставлен диагноз "Биполярного расстройства" в 2,5 года. Она получала лечение от психиатра, который был большим поклонником метода доктора Бидермана. По специальному опроснику из DSM Ребекка получила высший бал, хотя, как и большинство малышей, она не могла толком связать двух слов.

Незадолго до судебного заседания, у Кэролайн Райли взяла интервью на CBS ведущая Кэти Курик:

Кэтти Курик: Вы думаете, что Ребекка на самом деле страдала биполярным расстройством?

Кэролайн Райли: Может и нет.

КК: Так что же было с ней не в порядке?

КР: Я не знаю. Может, она была слишком развита для своего возраста.

Джон Роснон - писатель и репортёр, живёт в Лондоне. Он автор пяти книг, одна из которых - "Люди, которые смотрят на коз", по которой был снят фильм "Безумный спецназ". Его последняя книга, "Тест для психопатов", рассказывает о психиатрической индустрии.