promedol.com

Публикации

Заметки  Лечимся от аллергии

promedol

Последние недели на телевидении активно крутят рекламу антигистаминного препарата под названием "Супрастин" (МНН Хлоропирамин).

 

 

Честно, я охуел.

Каким же конченым уебаном надо быть, чтобы промотировать в 2017 году блокатор H1-рецепторов первого, ПЕРВОГО, БЛЯДЬ, я хуею, поколения? Со всеми его побочками в виде сонливости, заторможенности, нарушений зрения? Невозможности бухать во время приёма, наконец??? Когда на рынке уже десятилетия как присутствует куча таблеток от аллергии, которые этих эффектов лишены, да тот же Лоратадин???!!!

Ну это же просто пиздец, ребята! Что дальше будет? Начнут рекламировать стрептоцид, как средство от ангины? Пневмоэнцефалографию вспомнят? Может, вообще кровопусканиями займутся, в лучших традициях 16 века?

Какой, сука, уёбок в педерастической компании Эгис до этого додумался?

Мнения  Generation Lost

promedol

Эволюция ценностей на просторах нашего Отечества протекает стремительно. Подумать только, каких-нибудь двадцать пять лет назад мы все наблюдали крах развитого социализма, развал страны и разгул "рыночных реформ". Статусные предметы девяностых - подержанный мерседес, мобильный телефон и кожаная куртка - сегодня стали характерными атрибутами таджикских гастарбайтеров.

За каких-то двадцать пять лет страна совершила гигантский скачок и практически настигает по уровню благосостояния и прочим показателям вчерашние "развитые страны".

Фармбизнес в России развивался столь же быстро.

Первые медицинские представители (медрепы) появились в России где-то в начале девяностых - одновременно с "Мерседесами" и кожанками (которые вскоре сменились красными пиджаками). Первые сотрудники западных фармацевтических компаний - сплошь ходячие легенды (как и сами компании). Взять того же Сергея Паукова. На фоне жалкого сброда, в который превратила врачей катастрофа СССР - первые медрепы были людьми, без всяких сомнений, выдающимися. Винить этих людей в том пути, котрый они выбрали, сложно. Выбор этот был, в большинстве своём, не очень осознанный - медики метались в попытках выжить и не сдохнуть от голода. С другой стороны, фармкомпании в эти годы не очень представляли себе перспективы российского рынка, и делали только пробные заходы. Найм персонала был не настолько массовым, как несколькими годами позже.

Это была первая волна медрепов. Сейчас они, в большинстве своём, все уже на пенсии.

Креативы  На смерть Хадсона

promedol

Кончина Вильяма Пакстона всерьёз всколыхнула интернет-общественность.

Его феномен состоял в том, что он за свою жизнь не сыграл ни одной главной роли. "Смерч" - исключение, подтверждающее правило.

В самом деле, когда оплакивали Хита Леджера с его Джокером - всё было понятно. Очередная гениальная мёртвая звезда. Кто повторит леджеровского Джокера?

Пакстон не обжирался таблеток, не вешался, и не стрелял себе в голову. Пакстон, примерный семьянин скончался в возрасте 61 года от осложнений после АКШ.

При этом Пакстон оказался одним из лучших актёров столетия, не играющим главных ролей.

Роль рядового Хадсона была второстепенной. И Пакстон не считал её главной.

А бессмертие - вот оно.

 

 

Заметки  Можно же ещё параллельно и от кашля лечить...

promedol

Нужно лишь набрать номер и заказать такси для нескольких пассажиров по такому-то адресу. «Пассажир» – это четверть унции, «два пассажира» – пол-унции. Таксист приезжает по адресу и отдает нужное количество – разумеется, с дикой наценкой за быструю и остроумную доставку. Аристократы с радостью раскошеливались. Однажды друг Алистера по синей лавочке перепутал номера и позвонил в другую компанию, после чего долго пытался намеками получить стафф от недоумевающего таксиста, приехавшего действительно забрать пассажиров. Впрочем, так или иначе приторговывают все таксисты. «Нашу компанию основали два брата, Абдул и Фариз, – сказал мне один из них, когда я к третьему триместру начал шиковать и периодически ловить кэбы, – сейчас у нашей компании 80 машин. А поначалу у Абдула и Фариза не было даже одной! Они просто продавали траву, купили на эти деньги машину и начали развозить стафф. А однажды они просто подвезли кого-то и подумали: «Можно же еще параллельно и таксистами работать...»

Взять отсюда. Очень занимательный рассказ, советую прочитать целиком.

А мне эта история вспоминается каждый раз, когда я смотрю по телевизору рекламу препарата Коделак.

Отгадайте, почему?

Мнения  Отмолили Петю

promedol

Мама мальчика разговаривает по телефону. Мне слышно каждое слово. Она звонит знакомым и просит молиться за Петю. Подсказывает, какие молитвы. Сорокоуст. И еще что-то. Просит кого-то пойти в церковь и рассказать батюшке о Пете. Чтобы батюшка тоже молился. Батюшка ближе к Богу, чем обычные прихожане, его молитва быстрее дойдет.

Я слышу, как врач Ирина вечером входит к ним в палату, и говорит маме мальчика, что лекарство нужно купить самим. Потому что в больнице такого нет. Запишите, говорит Ирина. Диктует препараты. Среди них – “Мексидол”.

Я слышу, как мама возмущенно визжит:

– Мы платим налоги! … Лечите ребенка! … Везде поборы!… Я вас засужу…

Ирина ничего не отвечает и выходит из палаты.

Моей дочери тоже капают “Мексидол”. Мы тоже покупали его сами.

Источник

Мексидол - это препарат с недоказанной эффективностью.  Фуфломицин, говоря простым языком. В стандарты лечения детских инфекционных заболеваний он не входит (хотя, справедливости ради, в стандарты много другого бесполезного говна входит).

Назначать мексидол, да ещё и за деньги родителей - это фельдшеризм в его худшем проявлении. Ёбаный стыд за гранью.

Врача Ирину гнать надо нахуй из профессии, а не оды ей на православных сайтах писать.

Кто-то верит в Бога, а кто-то в Тиенам.

Вторые гораздо симпатичнее первых.

Заметки  Лечить так лечить, стрелять так стрелять

promedol

Вчера в Норильске пациент, недовольный качеством оказанных услуг, выразил своё возмущение понятным и доступным способом.

В ходе осмотра он выразил недовольство качеством лечения и оказываемых медицинских услуг, после чего покинул помещение и выбежал из больницы. Спустя несколько минут разъяренный пациент ворвался в учреждения, и встретив в фойе 35-летнюю «обидчицу», проводившую его осмотр, произвел не менее четырех выстрелов из травматического пистолета, переделанного кустарным способом под стрельбу свинцовыми пулями. Пострадавшая была экстренно госпитализирована, однако несмотря на оказанную помощь, спасти ее жизнь уже не представлялось возможным.

По сообщению Следственного комитета РФ.

Норильск, конечно, город суровый. Так и не удалось сгонять туда в командировку в своё время, хотя очень хотел там побывать. В Норильске самый большой уровень инфицированности ВИЧ по России.

Вообще, если недоволен качеством лечения, надо прежде всего задать себе вопрос - а кто врача научил так лечить? Так вот, в нашей стране врача учат лечить медицинские представители, о чём они неоднократно и с апломбом заявляют.

Например, чему они учат дерматовенерологов? Ведь именно дерматовенерологом и работала несчастная застреленная Ольга Автаева. Дерматовенерологов они на голубом глазу, например, учат лечить меланому ревидоксом.

Так что, уважаемые пациенты, зрите в корень. Надумаете застрелить кого-то - стреляйте в медрепов. Медрепов можно практически ежедневно подкараулить у поликлиники в большом количестве. Особая удача, если это будет двойной визит - тогда вместе с медпредставителем можно застрелить и его менеджера.

Единственная проблема - может случиться, что в связи с участившимися расстрелами, Сергея Паукова станут нанимать, чтобы вместо техники продаж он преподавал технику ведения огневого боя. В этом случае медрепы сами кого хочешь застрелят. Ну, значит, не повезло. На войне - как на войне.

Мнения  Операция по принуждению к лицензированию

promedol

Сторонники и противники современного патентного права в фармацевтическом бизнесе приводят множество контраргументов, суть которых, в общем сводится к трём, достаточно убедительным, чтобы их можно было принимать в расчёт.

Основной аргумент сторонников сохранения существующего порядка: если патенты отменить, встанет R&D в медицине, биологии и фармхимии. Потому что именно стремление к получению будущей прибыли от эксклюзивных прав на изобретённый лекарственный препарат и мотивирует фармацевтических гигантов вообще заниматься этим, без сомнений, высокорисковым и затратным делом — медицинскими исследованиями.

Гибель миллионов людей по причине крайней дороговизны передовых методов лечения представляется неприятной, но необходимой жертвой, на которую общество идёт сознательно — ради прогресса.

На сухом языке чиновников от медицины и фармации это называется «проблема доступа».

Основы  Про патенты в фармбизнесе

promedol

Патентная система — это краеугольный камень международного фармацевтического бизнеса. Это альфа и омега, начало и конец, священный Грааль.

По идее, именно патентная система заставляет фармацевтические компании вкладываться в R&D, чтобы, выпустив после долгих мытарств на рынок препарат, стать на некоторое время монополистом и снимать сливки — покупать на вырученные деньги пентхаусы, оптом нанимать самых дорогих шлюх и заполнть бассейны шампанским. В промежутках между этими приятными занятиями немного — сущую малость — заработанных денег выделить на очередную разработку, выпустить ещё один препарат, и снова — пентхаусы, шлюхи, бассейны…

Вкратце, именно так всё и работает.

Для тех, кому краткого изложения мало, и любопытны детали, расскажу поподробнее.

Инсайдерство  Стратегия прямой покупки

promedol

Уважаемые господа и дамы.

Многие фармкомпании обязаны раскрывать данные о выплатах, которые они производят специалистам, или учреждениям здравоохранения. Отчёты публикуется в открытом доступе, обычно, на сайтах компаний. Естественно, зачастую, эти отчёты фармкомпании выкладывают в формате, который очень затрудняет получение какой-либо информации. Скажем, в виде pdf-"картинки". Или так, как это реализовал Замбон.

Один замечательный товарищ решил заняться титаническим трудом по обработке этой информации и приведению её в удобоваримый вид.

Итогом его работы стал замечательный ресурс - единая база данных выплат врачам в 2015 году иностранными фарм компаниями на основе открытых данных.

Скажем, по Самаре в этом списке много крупных медицинских учреждений и ещё больше известных фамилий.

И, да, Паша "Банкомат" З. тоже там! В чём я, впрочем, не сомневался.

Креативы  "Индекс Контагиозности". Отрывок

promedol

— Вот и стоило вставать в такую рань? Покемарили бы ещё часик, глядишь, и рассосалось бы… — задумчиво пробормотал Глоринов.

Я не стал ничего отвечать.

Вот уже минут сорок мы тащились со скоростью три километра в час, пытаясь преодолеть многокилометровый затор. Если верить навигатору, проехать нам предстояло ещё километра два. Все эти два километра дороги на карте пробок были покрашены в ярко-бордовый цвет — несмотря на постоянно пропадающий интернет, в какой-то момент информация о дорожной ситуации всё же успела подгрузиться.

Сидящий на водительском месте Глоринов развлекался тем, что переключал радиостанции кнопкой на руле — то ли пытаясь отыскать приятную ему музыку, то ли, чтобы просто хоть чем-то себя занять. Я поначалу пытался почитать новости в своём смартфоне, пока интернет в очередной раз не отключился. После этого, несколько минут я просто смотрел по сторонам, но окружающий пейзаж откровенно угнетал. Справа тянулся нескончаемый жёлтый забор промзоны, изредка украшенный цензурными, но малопонятными граффити — вроде красных букв «SNFR» в ярко-синем круге. Слева, за вторым рядом автомобилей и встречной полосой — чахлые деревца на обочине, практически засохшие от бесконечных потоков летящей из-под колёс токсичной жижи.